Barra de vídeo

Loading...

INSCRIPCION IDIOMA RUSO 2016

Dias: Martes y Viernes
Horarios:
10:00 a 12:00
14:00 a 16:00
16:00 a 18:00
18:00 a 20:00


comunicarse
TEL 0223 480 4784
casarusiamdp@gmail.com

28/5/09

EXPOSICION "LOS COLOSRES DE RUSIA" 26-05-09 - ВЫСТАВКА "ЦВЕТА РОССИИ" 26-05-09

ВЫСТАВКА "ЦВЕТА РОССИИ"
В городе Мар дель Плате прошла Выставка "ЦВЕТА РОССИИ" состоящая из двух частных коллекции: Павло-Посадских и Оренбургских шалей и Тульских Самоваров. Которая прошла в КОМПЛЕКСЕ "ТИО КУРЦИО".
Каждый год Ротари Клуб Мар дель Плата посвящает один вечер на знакомство с какойто народностью. В данном случае Русскиий дом в Мар дель Плате был приглашен с выставкой. Также был приглашен Первый Секретарь Посольства РФ Белинский Владимир Грегориевич который осведомил посетителей о современной России и о двустороних отношениях между Аргентиной и РФ. Выставку посетили видные деятели культуры и правительства города. Открыл вечер президент Ротари Клуба Хорхе Фрейго. Анна Строганова рассказала о деятельности Русского Дома, после чего было рассказано посетителям об истории шалей и самоваров. Первым блюдом на вечере были традиционные русские блины фаршированные копченой рыбой. От Русского Дома выступали с песнями лирический исполнитель Хосе Пас в сопровождении пианистки Люси Фава. Деятели Ротари Клуб и публика выразили огромную благодарность Российскому Посольству и Русскому Дому за работу в сближении культуры двух стран.







БЛИНЫ
Слово «блин» имеет явную связь с древнеславянским «млин», обозначающем изделие из молотого зерна. В украинском языке слово «млин» существует и сегодня – так называют мельницу.
В главном, Антон Павлович, безусловно, прав – история происхождения блинов до сих пор покрыта тайной. Ученые кивают то в сторону Китая, то в сторону Египта. И хотя блины в том или ином обличии известны многим народам, классический дрожжевой блин славяне могут с полным правом считать своим национальным достоянием.
Еще бы! Блин для наших предков – не просто излюбленное блюдо, это полноправный участник множества обрядов и ритуалов. Сама форма блинов ясно указывает на их символическую связь с Солнцем. А. Куприн писал: «Блин красен и горяч, как горячее всепрогревающее солнце, блин полит растительным маслом – это воспоминание о жертвах, приносимых могущественным каменным идолам. Блин – символ солнца, красных дней, хороших урожаев, ладных браков и здоровых детей».



Историки практически уверены, что еще в языческие времена блины были непременным атрибутом празднования Весеннего солнцеворота – поворотной точки, символизирующей победу дневного света над долгими зимними ночами. Возможно, поэтому данный жизнерадостный продукт парадоксальным образом оказался связан с поминальными обрядами (ведь Весенний солнцеворот символизировал смерть Зимы). Блины были непременным атрибутом всех похорон, поминок и даже свадеб (когда девушка как бы умирала – и становилась женщиной). Поэтому первый испеченный блин обычно предназначался для душ умерших предков. Его или клали на окно, или отдавали нищему – на помин покойника. Использовали блины и во время святочных гаданий, когда девушки прятали продукт за пазуху и, выбежав на улицу, спрашивали имя первого встречного мужчины – по поверью, такое имя будет и у суженого.
Но в первую очередь блины, безусловно, ассоциируются с Масленицей. Недаром говорят: «Без блина – не Масляна».
С принятием христианства Церковь привязала этот изначально языческий ритуал проводов Зимы к Великому посту. Масленичная неделя стала предварять пост и получила название Мясопустной. Впрочем, отсутствие на столе мяса с лихвой восполнялось изобилием прочих яств. Что касается блинов, то их ели всю неделю – беспрерывно и в невообразимых количествах!
Процесс приготовления блинов было настоящим таинством. Накануне Масленицы хозяйки готовили опару, соблюдая особые ритуалы. Дождавшись, когда на небе появятся звезды, они выходили к водоему или колодцу и уже там замешивали тесто (иногда добавляя в него снег). После чего ставили опару на окошко, приговаривая:
Месяц ты месяц,
Золотые твои рожки,
Взгляни в окошко,
Подуй на опару.
Мука для опары бралась самая разная (пшеничная, ячменная, ржаная), но в старину наиболее популярной была гречишная. Сами блины готовили также тайком от посторонних глаз (наблюдать процесс не разрешалось даже родственникам). Кстати, наш язык до сих пор сохранил выражение «печь блины», хотя мы их давно не печем, а жарим.




История самовара

Среди водонагревательных приборов особое место занимает самовар - русская чайная машина, как её называли в Западной Европе. Слово "самовар" перешло от нас почти во все языки мира. Происхождение этого слова теперь не всем понятно, поскольку сочетание "сам варит" в соединении со словом "вода" кажется неправильным. Но всего лишь сто лет назад слово "варить" употреблялось не только в отношении еды (варить суп, рыбу), но и применительно к воде, наравне со словом "кипятить". Более того, в самоварах не только кипятили воду, но и варили пищу и сбитни.

Первые упоминания о самоварном производстве и о самоварах относятся к 1745 году. Упрочившийся в русском быту к середине XVIII века обычай употреблять чай и кофе способствовал более широкому распространению, наряду с традиционной русской посудой (братинами, ендовами, ковшами), новой посуды и водонагревательных устройств - чайников, кофейников и самоваров.

Как и у большинства других изобретений, у самовара были свои предшественники. Прежде всего это китайские хо-го, которые, как и самовары, имеют трубу и поддувало.

Но, в отличие от самовара, в хо-го издревле подавали (а не варили) бульоны и супы, а поэтому и краны у них не делали. Чай же и поныне китайцы заваривают в чашках или чайниках с решеткой.

В Древнем Риме пользовались для подогрева воды и варки пищи сосудами двух типов. Первый тип - автепса. Делали его в виде четырехугольной площадки с обнесенной двойной стенкой. Между стенками наливали воду, а на площадке в середине разводили огонь. Так подогревали воду для добавления в вино. Над площадкой устраивали треножник для подогрева или варки пищи. Второй тип - сосуды в виде вазы с краном, но без трубы и поддувала.

Первые самовары и внешне и по-своему устройству были похожи на английские так называемые "чайные урны" или "чайные сосуды", которые служили для кипячения воды и использовались в Англии в 1740-1770-е годы. К концу XVIII века самовар уже имел все отличительные конструктивно-функциональные особенности, необходимые для нагревания воды, которые привычны сейчас. Это позволяет считать самовар сугубо национальным русским изделием.

На протяжении всей истории развития самовара его внешний вид и художественное оформление изменялись в соответствии с колебаниями вкуса. Сначала они носили отпечаток стиля рококо, потом тяготели к ампиру, а в конце своего существования не избежали влияния модерна. Но "внутреннее содержание" оставалось традиционным. Правда, в конце XIX века появился самовар керосиновый, а фабрика братьев Черниковых наладила производство самоваров с боковой трубой, что усиливало движение воздуха и ускоряло процесс кипения.

Самовары вошли в каждый дом, стали характерной чертой русского быта. Поэт Борис Садовской в предисловии к сборнику "Самовар" писал: "Самовар в нашей жизни бессознательно для нас самих, огромное занимает место. Как явление чисто русское, он вне понимания иностранцев. Русскому человеку в гуле и шепоте самовара чудятся с детства знакомые голоса: вздохи весеннего ветра, родимые песни матери, веселый призывный свист деревенской вьюги. Этих голосов в городском европейском кафе не слышно".
Накануне Отечественной войны 1812 года самым крупным предприятием по выпуску самоваров был завод Петра Силина, находившийся в Московской губернии. Он вырабатывал в год их около 3000 штук, но к 1820-м годам всё большую роль в самоварном производстве стала играть Тула, которую называли самоварной столицей.
Конструкция самовара довольно сложна:

Внутри расположена жаровня в виде трубы - "кувшин". Внизу под "кувшином" для усиления тяги делается поддувало. Резервуар самовара-вазы снабжен наверху ободком, на который кольцом опирается крышка. На крышке делаются две "шишки"-хватки и паровички - это маленькие поворотные крышечки на отверстиях для выхода пара.

Тулово-ваза опирается на поддон или ножки. "Кувшин" (жаровня) сверху закрывается колпачком и снабжается конфоркой для установки заварного чайника. Для слива воды служит кран с ключом-вертком. Вертки делаются разнообразной формы, некоторые из них очень затейливы и сложны в исполнении.

Очень разнообразны профили фигурных отверстий (фистонов) на поддувалах и конфорках. Самыми важными декоративными элементами всей композиции являлись репеек, ручки и ножки. Ножки делались шарообразные, в виде львиных лап, птичьих ножек и т. д.

Большим преимуществом самовара явилось то, что в нем жаровая труба помещена внутри резервуара и окружена со всех сторон водой. Поэтому теплопотери малы, а коэффициент полезного действия очень высок.

Самоварные мастера придумали приставную трубу, которую можно надевать на верх топочной трубы. Вначале появились чайники, сохранявшие форму сферической приземистой столовой и кухонной посуды, затем их снабдили поддувалом и топочной трубой, не меняя прежней формы.

Благодаря своей форме, усиливающей резонанс, самовар обладает способностью издавать звуки, точно передающие состояние кипящей воды: на первой стадии самовар "поет", на второй "шумит", на третьей "бурлит". Так как разогревание самовара происходит медленно, то по звуку оченъ удобно улавливать скоротечную вторую стадию кипячения.

Более того, самовар - не просто кипятильник. Он ещё и химический реактор - смягчитель жесткой воды, что очень важно, так как чай, заваренный в жесткой воде, невкусен. При кипячении жесткость снижается, так как образовавшиеся нерастворимые карбонаты (накипь) откладываются на стенках трубы и корпуса (тулова), а основная часть их оседает на дно. Правда, со временем эффективность реакции из-за этого уменыпается, так что накипь необходимо удалять.

Примечательно, что самоварных дел мастера никогда не делают кран у самого дна, а всегда несколько выше, для того чтобы осевшая накипь не попадала в приготавливаемый напиток.

XIX век - "золотой век" самоварного дела в России. Каждая фабрика старалась придумать свой, непохожий на другие самовар. Отсюда такое разнообразие самоварных форм: конические, гладкие, граненые, шарообразные, в стиле "неогрек", воспроизводившем античные формы амфор. Крайне разнообразны были размеры и емкости самоваров: от стакана до двадцати литров. В конце ХIХ-начале XX века самовары имели самые различные обиходные названия, указывающие на форму изделия: "банка", "рюмка", "ваза", "желудь", "дуля", "репка", "пасхальное яйцо", "пламя" и т. д.

Одновременно шли поиски универсального использования самоваров: создавались самовары-кофейники, самовары-кухни, домашние самовары, дорожные и т.д.

Однако большинство из них не получило распространения, и в XX веке стали использовать лишь самовары для кипячения воды и подачи к чайному столу. Жизненными оказались три типичные формы самоваров: цилиндрическая, коническая (типа вазы) и сферическая приплюснутая (типа репки). При этом разнообразными стали конструкции кранов, ручек, ножек, конфорок.

В это время частым спутником самовара становится бульотка (от французского bonillir - кипеть) - небольшой сосуд на подставке со спиртовкой. Бульотка обычно ставилась на стол, наполненная горячей водой. При помощи спиртовки вода поддерживалась в состоянии кипения, пока не закипал заново залитый холодной водой самовар.

Как разводить и чем топить жаровой самовар? Лучшее топливо для него - древесный уголь, сухие чурки и щепки, сосновые шишки. Следует помнить, однако, что в сухих сосновых шишках много смолы, которая может попасть в воду. Ни в коем случае нельзя в качестве топлива применять керосин.

При малом расходе топлива вода в самоваре закипает быстро, кроме того, самовар долго сохраняет тепло и не требует сложного ухода. Емкость современных жаровых самоваров колеблется от 4,5 до 7 л. Время закипания воды не превышает 30 мин. Разжигать топливо в самоваре можно только предварительно наполнив резервуар водой.

Наибольшего развития самоварное производство в России достигло в 1912-1913 годах, когда ежегодно только в Туле их выпускали 660 тысяч штук. Первая мировая война приостановила выпуск самоваров, который возобновился только после окончания гражданской войны.

Изобретение электронагревательного прибора - чайника относится к 1894 году, когда в Лондоне поступили в продажу первые его образцы.

источник: Книга о чае. "Русич", Смоленск, 1997, составитель Ю.Г.Иванов, рецензент М.К.Геловани


РУССКАЯ ШАЛЬ (Паток)
у многих народов (немцев, французов, англичан, поляков, турок, русских и др.) слово "шаль" звучит примерно одинаково, так как заимствовано из персидского языка, и обозначает тканое или вязаное полотнище разного вида и размера (квадратное, длинное прямоугольное или в виде прямоугольного треугольника). Шаль накидывают на плечи, чтобы преобразить скромное платье, сделать наряд более выразительным, придать строгость костюму или, напротив, смягчить его "деловитость", в конце концов, просто согреться в холодные осенние или зимние дни. В русском языке есть еще слово "полушалок" или, как поется в известной песне, "полушалочек" ("Стою на полустаночке в цветастом полушалочке…"). Так называют небольшую шаль.



Считается, что первые шали, тонкие и вместе с тем теплые, были изготовлены в XV веке в городе Сринагар, что в Кашмирской долине (историческая область в Азии, ставшая в прошлом столетии частью индийского штата Кашмир). Их делали в технике ручного ткачества из шерсти и пуха кашмирских коз. (Эту породу с длинным остевым волосом и мягким пуховым подшерстком, волокна которого на удивление однородны, издавна разводят на Тибете, в Иране, Монголии, Средней Азии и на севере Индии.) Над обыкновенной шалью три ткача работали несколько месяцев, над дорогой - от полутора до четырех лет.



В Европе ткани и изделия из кашмирского пуха, славящиеся красотой узора, яркими красками и необыкновенной легкостью, появились в XVII-XVIII веках. Известно, что Наполеон Бонапарт после египетского похода привез в подарок Жозефине Богарне сотни образцов восточной моды, в том числе и кашмирские (или кашемировые) шали. Она украшала ими свои наряды, порой использовала как покрывала и даже делала из них подушки. С легкой руки супруги императора кашемировые шали очень скоро стали неотъемлемой частью гардероба титулованных француженок и постепенно распространились по всей Европе. Они прекрасно дополняли платья с завышенной талией, низким декольте и маленькими рукавами - так называемую "холодную моду" в стиле ампир, подражавшую античным нарядам.



С 1800 года было налажено изготовление имитаций индийских тканей и шалей в Европе, в частности в городе Пейсли (Шотландия). В результате цены на кашмирские изделия упали. После 1877 года, когда голод заставил многих сринагарских ткачей покинуть родные места, производство шалей здесь резко сократилось. Между тем их продолжали вывозить в Европу - на сумму 180 тысяч фунтов стерлингов. В России цены на кашмирские шали колебались между 500 и 3000 рублей.

Первые русские шали, сотканные в сложной технике двустороннего ткачества, появились в начале XIX века. Сделанные руками крепостных девушек в мастерских помещиков Н. А. Мерлиной и Д. А. Колокольцова в Нижегородской губернии, они по качеству ни в чем не уступали индийским. Пряжу для тканья пряли из пуха сайгаков и шерсти тибетских коз так искусно, что она получалась тоньше волоса. Центральная часть шалей либо была гладкой - красной, голубой, белой, либо представляла собой контрастные полосы. Кайму украшали пышным многоцветным растительным узором из гирлянд и букетов цветов, абсолютно одинаковым с лица и изнанки. Иногда в него органично включали восточные мотивы в виде "турецких бобов" или "огурцов", своеобразно переработанные. Цвет шали и соотношение каймы с фоном подчинялись моде. В первой четверти XIX века предпочитали резкие контрасты, например желтая кайма и черный фон. Затем стал модным светло-кофейный фон. Позднее орнаментом начали покрывать не только края шали, но и всю ее поверхность.



Купавинские шали делали на Купавинской фабрике князя Н. Б. Юсупова, их носили только купчихи. Стоимость одной шали составляла 200 рублей, что равнялось годовому жалованью фабричного рабочего.

В царствование Александра I воспитанниц женских учебных заведений начали обучать танцу с шалью. Так девушки демонстрировали свое изящество, грациозность и хорошую осанку. Эта традиция сохранилась до конца XIX века. Подтверждение данному факту можно найти в романе Ф. М. Достоевского "Преступление и наказание", где титулярный советник Мармеладов рассказывает Раскольникову: "Знайте же, что супруга моя в благородном губернском дворянском институте воспитывалась и при выпуске с шалью танцевала при губернаторе и при прочих лицах, за что золотую медаль и похвальный лист получила".

Старинные шали, как восточные, так и русские, были очень длинными и исключительно с тканым орнаментом. Умению носить их придавалось большое значение. Один конец обертывали вокруг руки, другой спускали до земли. Чтобы удерживать шаль в нужном положении, в ее углы вшивали металлические шарики (иногда шарики вплетали в кисти).



Великолепными вязаными шалями из козьего пуха прославился Оренбургский край. Как гласит легенда, первая оренбургская шаль была подарена императрице Екатерине II одной казачкой. Царица поразилась искусной работе, щедро одарила мастерицу, но приказала слугам ослепить ее, чтобы никто ничего подобного больше не сделал. К счастью, у казачки была дочь, которой она успела передать секреты вязания. Начиная с середины XIX века оренбургские пуховые изделия не раз удостаивались медалей на Всемирных промышленных выставках в Лондоне, Чикаго, Брюсселе. Легкие, ажурные, словно паутинка, шали и платки, пяти аршин в длину и пяти в ширину (3,5 ґ 3,5 м), поражали посетителей выставок не только своей красотой, но и тем, что их можно было протащить сквозь золотое колечко и уместить в скорлупе гусиного яйца.



В 1830-е годы появились тканые шали с набивным орнаментом, с вышивкой шелком. Чуть позднее, когда на многих мануфактурах и фабриках наладили производство набивных шалей, более дешевых по сравнению с шалями, украшенными тканым узором, этот предмет одежды получил особенно широкое распространение. Шаль прочно вошла в быт различных слоев русского общества. Ее стали носить женщины не только дворянского, купеческого, но и мещанского, крестьянского сословий.

Из тканых шалей большим спросом пользовались изделия из города Павловский Посад Богородского уезда Московской губернии. Здесь с середины XIX века существовал "Торговый дом Я. И. Лабзина и В. И. Грязнова", известный далеко за пределами России. Производимые в его мастерских шелковые и шерстяные набивные платки и шали с 1865 года неоднократно отмечались призами российских и зарубежных выставок. Несколько лет назад в городе открыли Музей истории русского платка и шали. Его экспозиция основана на личной коллекции платков, шалей, женских головных уборов и предметов быта XVIII-XX веков, которую долгое время собирал житель Павловского Посада Владимир Шишенин. Созданные на разных мануфактурах, они отличаются и видами тканей, и способами украшения. Каждая вещь - отражение души и вкуса мастерицы, сотворившей ее.




У шали, как и у платка, много "родственников": палантин, накидка, шарф, пелерина, пончо. Их история не менее увлекательная. Но это уже темы для других статей. А сейчас, чтобы представить, какие шали были модны в то или иное время, взгляните на фотографии и репродукции картин отечественных и зарубежных художников.







EXPOSICION "LOS COLORES DE RUSIA"
En la Ciudad de Mar del Plata se realizó la exposición "LOS COLORES DE RUSIA", que se componía de dos tematicas: los tradicionales Chales y pañuelos rusos y los Samovares. La muestra fue realizada en el Complejo "TIO CURZIO" en dia 26 del corriente.
Cada año el Rotary Club Aeropuerto Mar del Plata dedica una velada a algún pais del mundo, en esta oportunidad fue invitada con una exposición la Casa de Rusia en Mar del Plata. Asi mismo fue invitado el Primer Secretario de la Embajada de la Federación Rusa Vladimir Belinsky quien habló acerca de la Federación Rusa y de las relaciones bilaterales de nuestros dos paises. Al evento fueron invitadas personalidades políticas y de la cultura de la ciudad asi como socios del Rotary Club. El presidente del Rotary Club Mar del Plata Jorge Freigo invitó a Anna Stroganova, presidente de Casa de Rusia en Mar del Plata presentar la labor cultural de la Asociación. Se expuso la historia del Pañuelo y del Samovar ruso. Antes de pasar a la cena se explicó el primer plato presentado en la velada, los famosos blinis rellenos de pescado ahumado. La velada fue animada por el cantante lirico Jose Paz que acompañado al pieno por la Sra. Lucy Fava interpretaron algunas canciones en ruso. Para finalizar tanto el Rotary Club como los asistentes felicitaron a la Embajada de Rusia como a Casa de Rusia de Mar del Plata por la labor constante en el acercamiento de ambas culturas.


SAMOVAR
Los rusos son famosos en el mundo entero por beber grandes cantidades de alcohol para combatir el frío; sin embargo otra de las bebidas más tradicionales de la región es el té, infusión que llegó desde China en tiempos de las invasiones mongolas y que los rusos adoptaron como propio.

La diferencia con respecto a otros países como el Reino Unido es que en Rusia el té se prepara en los clásicos samovares, unos artefactos conformados por un recipiente metálico en forma de cafetera alta que mediante una chimenea interior y un pequeño hornillo prepara la infusión al tiempo que la mantiene caliente.
Estas piezas se han transformado en elementos clásicos de la vida rusa no sólo por su practicidad sino porque se trata de un objeto que es casi una pieza de arte en algunos casos, con sus detalles de confección y diseño e imprescindible en el ritual del CHAEPITIE. Beber el té.
Su diseño es perfecto para mantener el calor y sintetiza toda la experiencia del ser humano en economía de energía.
A 165 kilómetros de la ciudad de Tula, al sur de Moscú, se erige el Museo del Samovar con la colección más grande del mundo, y desde el siglo XIX esta ciudad es la principal fabricante de samovares de toda Rusia.


La dueña se instaló ante el samovar y se quitó los guantes. Los invitados, tomando sus sillas con ayuda de los discretos lacayos, se dispusieron en dos grupos: uno al lado de la dueña, junto al samovar; otro en un lugar distinto del salón, junto a la bella esposa de un embajador". Sólo un párrafo de la inmortal novela "Anna Karenina", de León Tolstoi, que relata una escena cotidiana en la Rusia del siglo XIX.

El samovar, ese particular artefacto tan identificado desde siempre con Rusia, su historia y su cultura, merecía su museo. Y tal recinto no tenía mejor lugar para estar que Tula, 165 km al sur de Moscú, una ciudad que desde mediados del siglo XIX se transformó en la principal fabricante de samovares de toda Rusia.

El Museo del Samovar inauguró en 1990, en una antigua casa ideada por el arquitecto Sirotkin, con una exposición organizada en tres salas, que se inicia con los modelos más antiguos, del siglo XVIII. De hecho, se puede apreciar uno de sus precursores, una especie de "prototipo de samovar" llamado "sbitennik", que hasta el siglo XVII se usaba para preparar sbiten, una bebida muy popular entre los rusos a base de hierbas, especias y miel. Pero eso fue antes de que a Rusia llegara el té desde China, a través de las invasiones mongolas, que dominaron buena parte de Rusia por 400 años. Desde entonces, los rusos adoptaron esta infusión como propia, e idearon el samovar -ese tan atractivo recipiente metálico en forma de cafetera alta, con una chimenea interior y un pequeño hornillo- para prepararlo y mantenerlo caliente.

Piezas de colección

En la segunda sala del museo se pueden ver distintos samovares hechos en Tula desde la segunda mitad del siglo XIX hasta comienzos del siglo XX. Por ejemplo, los que produjo la Asociación de Fábricas de Samovares de los sucesores de V.S. Batashev en Tula -Batashev fue una de las mayores y más famosas factorías de la ciudad del siglo XX-, o aquellos que recibieron premios y medallas en las exposiciones mundiales de París, Chicago y Londres. La exposición contiene también elementos de miembros de la familia Batashev, y los cinco pequeños samovares que la familia les regaló a los hijos de Nicolás II, el último zar de Rusia. También hay artefactos soviéticos de entre las décadas de 1920 y 1940, como el "narguile turco", regalo para S.I. Sepanov, director de la fábrica de municiones de Tula en 1930; o el que le regalaron a Stalin en 1949, para su cumpleños número 70.

La exposición de la tercera sala muestra productos de Stamp, la única fábrica de Tula que continúa manufacturando samovares. Hay además ejemplos de samovares "zharovoi" -con hornos para carbón o madera-, eléctricos y combinados, y modelos con llamativas pinturas y decoraciones.

En el museo hay además una tienda en la que se pueden comprar decenas de modelos diferentes de samovares, desde los más simples, a unos 170 dólares, hasta los más exclusivos, entre ellos el Imperial, que alcanza un valor de casi 10 mil dólares.

Atravesada por el río Upa, en el centro de la Rusia europea, Tula -capital de la provincia del mismo nombre-, con cerca de 550 mil habitantes, es una antigua ciudad que se convirtió en centro industrial metalúrgico a partir de 1712, luego de que en la zona se descubrieran yacimientos de hierro y carbón. En 1718 llegó a ella el zar Pedro El Grande, quien encargó a la oligárquica familia Demidov la construcción de la primera fábrica de materiales bélicos de Rusia. Poco después, Tula se convertiría en centro neurálgico del proceso metalúrgico más grande de Europa del este. Como derivado de esta actividad, allí se estableció, en el siglo XVIII, la primera fábrica en producir samovares en forma industrial.


BLINIS

En el pueblo ruso, las creencias y tradiciones más extrañas están ligadas a los “Blini”, pero más que todo es el convite obligado del carnaval, la más alegre de las fiestas del calendario eslavo del este, que se lleva a cabo antes del gran ayuno para la pascua.
El Carnaval proviene de la antigua tradición de despedir el invierno, en honor del dios pagano de la fecundidad y de la ganadería Veles (o Volos). Después del siglo XVI comenzó a llamarse Máslianiza: gran fiesta de la Mantequilla.
Con la cristianización el día de Veles, que tenia lugar el veinticuatro de febrero, paso a ser el dia de San Blas, y la semana de Maslenitsa fue insertada en el calendario oficial de la iglesia como la anunciación,
Otros dicen que era la fiesta del dios pagano del sol Yarilo (Ярило) y que de ahi viene la tradición de preparar Blini (блины),
Porque ya que este dios era el encargado de echar al invierno, le rendían tributo con cantidades descomunales de Blini: redondos, calientes y dorados como él.
El Blin, es redondo como el sol dadivoso, es hermoso y caliente como el tibio sol que todo lo vuelve acogedor. Está regado de Mantequilla dorada como recuerdo de las ofrendas que eran llevadas a los poderosos dioses de piedra. El Blin es símbolo de abundancia y prosperidad. Augurio de cosechas, de buenos casamientos y de hijos sanos.
Cada ama de casa tenia su propia receta para prepararlos y la mantenía en el mayor de los secretos.


Historia del Pañuelo Ruso

Encontramos que muchos pueblos (alemanes, franceses, británicos, polacos, turcos, rusos, etc), usan la palabra "Chal", tomada de la lengua persa, refiriéndose a tejidos de punto o tela de diversos tipos y tamaño (cuadrado, rectángulo largo o un triángulo-rectángulo).
Se cree que los primeros chales se habían fabricado en el siglo XV en la ciudad de Srinagar, en el valle de Cachemira (región histórica de Asia que se ha convertido en el último siglo del estado indio de Cachemira). Lo hicieron con la técnica de unificar el tejido de lana y cachemir (pelusa cabras). Esta raza de pelo largo se encuentra en el Tíbet, Irán, Mongolia, Asia central y norte de la India. Comúnmente a tres tejedores les llevaba varios meses tejer un chal común, para uno complejo se tardaba de dos a tres años.

En Europa, los tejidos de Cachemira aparecieron en los siglos XVII-XVIII. Sabemos que Napoleón Bonaparte, después de la campaña de Egipto le trajo a Josefina ese preciado tejido y poco a poco se difundió en toda Europa.

El primer chal ruso, apareció a principios del siglo XIX. Hecho a mano por jóvenes esclavas que trabajaban en los talleres textiles de los terratenientes Merlín y Kolokoltsov en la provincia de Nizhny Novgorod, que en calidad no eran inferiores a los Indios. El hilo que producían era tan fino como un cabello. La parte central de los chales era de un solo tono suave - rojo, azul, blanco o contrastaba con una guarda. Mas tarde comenzaron a decorarlos con una exuberante vegetación, guirnaldas y ramos de flores, absolutamente idéntico al derecho que al revés.

Durante el reinado del zar Alexander I a las alumnas de las instituciones educativas se les empezó a enseñar a bailar con el chal. De ese modo las niñas mostraban su elegancia, gracia y buena postura. Los antiguos chales eran muy largos y era importante para una mujer saber llevarlos. Un extremo envuelto alrededor de la mano, el otro suelto hacia abajo. Para mantener una caída correcta en las esquinas se les cosían unos burletes de metal.

Asi comenzaron a hacerse famosos los chales de pelusa de cabra de Orenburgo. Según cuenta la leyenda, el primer mantón de Orenburgo le fue presentado a la emperatriz Catalina II por una mujer Cosaca, la Reina elogió su trabajo y la premió, pero mando a cegarla para que no repitiera el trabajo. Afortunadamente, la mujer tenia una hija, que logró transmitir los secretos del tejido. A partir de mediados del siglo XIX los tejidos de Orenburgo han sido galardonados con medallas en las exposiciones en Londres, Chicago, Bruselas. La prueba de fuego del chal de Oremburgo es que, si es original se puede pasar por un añillo o ser guardado en su totalidad dentro de un huevo de ganso. Su famosa producción continúa hasta el dia de hoy.

A partir de 1830 el tejido del chal se industrializó, se hacia a máquina y se imprimían los ornamentos, con lo que se abarataron los costos y con esto los mantones entraron en la vida cotidiana de las mujeres de todos los estratos sociales desde la nobleza hasta el campesinado.

Otra ciudad famosa por los pañuelos o chales tejidos en de Pavlovsky Posad en el distrito de Bogorodsky de la provincia de Moscú. Aquí a mediados del siglo XIX hubo una Casa Comercial cuyos dueños eran Labzin y Gryaznov, que llegó a conocerse fuera de las fronteras de Rusia. En sus talleres textiles se realizaban Chales de seda y lana desde 1865 y su producción galardonada tanto dentro como fuera del país. En el 2002 la ciudad abrió el Museo de Historia del Pañuelo y del Chal Rusos. Su exposición se basa en la colección personal de pañuelos y chales femeninos, de sombreros y artículos domésticos siglos XVIII-XX, creados en diferentes fábricas, y con diferentes tipos y técnicas de tejidos.


No hay comentarios:

FAN CLUB DE NUESTRO BLOG